Sjozya (sjozya) wrote,
Sjozya
sjozya

Categories:

Альпы. В погоне за мечтой. Часть 3. Один и Маттерхорн

Окончание

В связи с тем, что фото в статье перестали подгружаться - привожу эту же статью с фотографиями на другом ресурсе
https://www.risk.ru/blog/210173

Начало читать здесь, в части 1 и в части 2
Маттерхорн (Matterhorn) — гора в Альпах на границе Италии и Швейцарии. Высота 4478 метров.

Одиночные восхождения всегда связаны с риском. Их отличие от групповых или восхождений в паре в том, что рассчитывать приходится исключительно на себя. Помню свой первый одиночный поход по Черногорскому хребту в Карпатах. Я тогда пошел в одиночку на целую неделю. Тогда это было что-то совершенно новое для меня. И если в плане маршрута я не боялся заблудиться или сбиться с него, то опасение вызывала возможность подвернуть или сломать ногу в месте, где отсутствуют люди и связь с цивилизацией. Но тогда в Карпатах мне поход понравился: идешь сколько посчитал нужным и в направлении, выбранном тобой, не нужно сопоставлять свои возможности и хотелки с кем-то еще и подстраиваться под других. В общем тогда это был новый опыт, новые ощущения и эмоции.
Идея с одиночным восхождением на Маттерхорн родилась относительно спонтанно и ей предшествовали ряд событий. Честно говоря, для себя вся поездка этим летом в Альпы задумывалась ради восхождения на Маттерхорн, тем более это была та гора, на которую мы в марте 2015 года не смогли подняться, застряв на высоте 3700 м и пережив холодную ночевку. Поэтому упоминания о Маттерхорне вызывали всегда чувство чего-то незавершенного. Ну и плюсом - это очень красивая гора, которая своим острым клювом гордо возвышается над Церматом.

Итак, по порядку.
После благополучного восхождения на Монблан мы всей честной компанией отправились из Шамони в Анси. Приехав в Анси, после некоторых мытарств мы все-таки нашли кемпинг в 7 км от Анси со свободными местами, но зато невдалеке от озера.
Честно мне никогда не нравилось долго отдыхать на море, валяясь на пляже, поэтому после первых же дней безделья, учитывая, что до отлета домой была еще целая неделя, я начал систематически проверять сайт www.mountain-forecast.com мониторя погоду в районе Маттерхорна. Я все выискивал пару-тройку дней хорошей погоды, чтобы успеть попытаться сходить на вершину Маттерхорна, так как понимал, что если я этого не сделаю, то Маттерхорн меня будет постоянно тянуть к себе, и я рано или поздно снова поеду в Альпы ради восхождения на него (возможно уже не со стороны Швейцарии, а со стороны Италии), а это, во-первых, будет дороже (затраты на перелет), а во-вторых, придется потратить на это один из отпусков. Поэтому найдя информацию, что на 6-7 августа (суббота и воскресенье) обещают хорошую погоду, я решил рискнуть, тем более, что это была последняя возможность перед нашим отлетом домой. Информация о том, что за пятницу все тот же прогноз обещал выпадение 1,5 метра снега по вершине, хотя и заставила меня задуматься, но все-таки не остановила, к тому же была надежда на то, что на хребте ветер сдует этот снег.
Итак, решившись накануне вечера в четверг, я утром в пятницу 5 августа упаковал вещи в рюкзак, взяв с собой самое необходимое, и отбыл по маршруту Анси - Женева - Висп - Цермат. Целью был маршрут Хернли по северо-восточному гребню (сложность 3Б).



После целого дня в дороге я часам к 18:30 добрался до Цермата, где успел купить газовый баллон для горелки. После этого отправился по пройденному ранее пути (в конце июля из-за непогоды мы вынуждены были уйти из под горы) в сторону Маттерхорна.
Так как выше 2900 м ставить палатки запрещено, а стоимость проживания в приюте - хижина Хернли за ночь 150 франков, в моих планах было сегодня дойти до места на высоте 2900 м, где в конце июля ночевали в палатке при предыдущей попытке восхождения, поспать пару часов и выйти в ночь на штурм. К указанной высоте я дошел где-то около 23:30. Пока поставил палатку и перекусил, было уже за полночь, поэтому запланированный подъем в час ночи решил перенести на 2 часа ночи, чтобы поспать хотя бы два часа. В целях экономии веса и объема в рюкзаке, я с собой не брал спальник, решив, что во время кратковременного сна смогу обойтись пуховкой и теплыми носками, поэтому одев на себя все вещи и засунув ноги в рюкзак, я лег спать.
Проснулся я по будильнику в 2 часа ночи 6 августа и понял, что я так замерз, что зуб на зуб не попадал, чтобы согреться я начал двигаться: вылез из палатки и начал топить снег чтобы приготовить чай (кстати с водой в этот раз было туговато, так как снежник который лежал в конце июля на этом месте практически весь растаял). Пока я возился с горелкой, пил чай и собирал палатку, которую потом спрятал в камнях, чуть выше меня по хребту прошло два фонарика. Я решил догнать их. Закончив сборы, я вышел с места ночевки в 3:40. Впереди идущих я догнал уже почти возле самой хижины Хернли на 3200 м. Ими оказались два поляка. К Хернли мы пришли к 4:20 утра. Сама хижина была "мертвой" - кроме освещенного вестибюля и туалета, там не горело ни одно окно и если даже в ней были люди, то они скорее всего спали. Данная ситуация не свойственна такому времени суток, так как обычно в дни восхождений куча клиентов с гидами, которые ночуют тут, в это время уже выходят на восхождение, о чем даже свидетельствовали таблички в самом приюте. Зайдя в вестибюль приюта, мы (я и два поляка) уселись на пол с целью передохнуть. Здесь, используя англо-польско-русско-украинский, мы и познакомились. Оказалось, что эти ребята дней десять назад уже пытались подняться на вершину, но не дошли до нее 300 метров из-за сильного оледенения (натечного льда). Теперь они хотели повторно попытать счастья. Я спросил у них не будут ли они против, если я к ним присоединюсь, так как я не совсем знаю маршрут. Они не возражали, но сказали, что они еще не приняли окончательного решения идти дальше или нет. Пока мы сидели в приюте, пришла еще парочка чехов: парень и девушка, но судя по их экипировке (у них не было даже кошек), я сомневался, что они пойдут выше.



В 5 часов утра начало сереть, и я спросил у поляков, что они решили. Поляки ответили, что очень скользко из-за натечного льда, и они будут спускаться вниз, а вершину попробуют сходить через пару дней, когда погода будет получше.
Таким образом из тех, кто собирался идти на вершину, я остался один, но я все-таки решил попробовать. Как оказалось в последствии, в этот день никого больше не было на восхождении выше приюта Хернли.
Вначале маршрут был мне знаком: подняться над приютом, дойти до стенки, подняться по канатам, траверсить склон.



А вот потом, памятуя то обстоятельство, что прошлый раз в марте мы вроде забрали сильно вправо, я решил в этот раз отклониться левее, к тому же, как мне казалось, здесь виднелась тропинка (позже выяснилось, что я уж слишком отклонился влево). Было очень скользко (все было покрыто коркой льда), поэтому, не долго раздумывая, я одел на ноги кошки. Через какое-то время, я понял, что отклонился от маршрута, и что нужная мне тропа должна проходить гораздо выше меня, но лезть в лоб желания не было, поэтому я решил двигаться дальше, хотя немного при этом и сбрасывал высоту - моей целью было выйти на видневшийся впереди снежник, на котором я считал будет удобнее передвигаться в кошках. На скользких камнях кошки держали не слишком надежно.




Когда я прошел снежник и стал подыматься по ледопаду вышло солнце и весь склон засиял как стекло.





На улице был минус, поэтому даже появление солнца не решило проблемы с этим льдом. Единственным последствием солнечных лучей стали обломки льдинок, которые постоянно сыпались сверху. Согласно показаниям GPS я находился значительно ниже и левее классического маршрута, который должен был идти практически по гребню.



Оценив ситуацию, я решил подниматься в лоб беря направление на место, где должна была быть расположена на высоте 4000 м аварийная хижина - Солвей. Перейдя с ледопада на каменистый склон, я столкнулся с проблемой, что взяться руками за что-то не было возможности, так как все было покрыто тонкой коркой натечного льда, и руки просто соскальзывали, а ноги в кошках не могли надежно фиксироваться, так как толщина льда не позволяла удерживаться в нем зубьям кошек. В этот момент меня сильно выручил новенький ледоруб Petzl Summit, который я накануне купил в Шамони. Благодаря его острому клюву и изогнутому древку я хоть как-то организовывал себе точку опоры. Пока я лез по крутому, покрытому льдом склону, меня дважды посетила мысль, что я здесь делаю и какого залез сюда, но поворачивая голову вниз, я понимал, что спуск в данных обстоятельствах в десятки раз опаснее, чем продолжение подъема. Любое неверное движение на такой крутизне склона и можно было улететь по этому натечному льду далеко вниз, при этом попытки зарубиться ледорубом вряд ли дали какой-нибудь результат, а падать там было куда. Поэтому я продолжил подъем, соблюдая осторожность. Вскоре я увидел высоко над головой хижину Солвей, и мне даже показалось, что я заметил человека возле хижины. К северо-восточному гребню, по которому и проходит классический маршрут от Хернли (категория сложности 3б) и по которому от хижины Хернли я и планировал идти, я вернулся практически уже возле хижины Солвей. Чтобы подняться к Солвею, нужно было еще преодолеть около 50 метров вертикальных стенок, но здесь благо были точки страховки в виде штырей и колец, в которые я время от времени встегивал самостраховку. Хижина Солвей расположена на маленьком пяточке скалы так, что практически занимает собой весь этот пяточек. К хижине я пришел в 10:00 утра.







Подъем от хижины Хернли к хижине Солвей у меня занял 5 часов.
Вид от хижины был просто потрясающим: все горы (кроме нависающего над ней Маттерхорна) находились ниже и открывался дальний вид, который не мог оставить никого равнодушным. Было что-то удивительное ощущать себя на краю бездны, которая сразу начиналась за хижиной и круто уходила вниз. Солнечное утро и прозрачность воздуха зачаровывала.






Находясь в хижине и смотря через открытые двери вдаль, складывалось ощущение уюта и гармонии. Почему-то именно так я себе представлял домик в Альпах.


В самой хижине Солвей, я встретил троих швейцарцев в возрасте лет пятидесяти: двух мужиков и женщину. По их словам они пришли с другой стороны – итальянской, но из-за непогоды, которая была в предыдущие дни, вынуждены сидеть в этой хижине уже третий день (две ночевки). Я поинтересовался у них, собираются ли они сегодня спускаться в Цермат, они ответили, что нет, так как вызвали спасателей. На мой вопрос сколько стоит это "удовольствие" - спуск на вертолете, они ответили, что не знают и им это все-равно. Действительно в следующие полчаса прилетел вертолет, с него на тросе спустился спасатель, а вертолет не садясь завис над хижиной.



Спасатель вщелкнул в обвязку одного из мужиков и женщины трос, и вертолет унес их вниз. Минут через пятнадцать вертолет вернулся и забрал на тросе второго швейцарца и спасателя. На прощание спасатель поинтересовался моими планами и посоветовал быть осторожным.


В хижине я пробыл до 11:00, приготовил себе чай и перекусил. Затем продолжил восхождение. После хижины Солвей дальнейший маршрут на вершину стал более понятен и логичен.


После скального участка я вышел на склон, покрытый твердым фирном на столько твердым, что нужно было хорошо вбивать в него зубья кошек, порой даже выбивая целые ступени. Все передвижение шло в три такта, используя ледоруб и кошки. Здесь я оказался на открытом пространстве, которое продувалось сильными порывами ветра, поэтому стало довольно холодно. Мои перчатки, промокшие до этого, окончательно заледенели. Пришлось одеть запасные толстые сухие перчатки.




Где-то на высоте 4300 м начались перила из канатов, провешенных сверху вниз (канаты очень похожие на школьные, которые висят в спортзалах).



Они, с одной стороны, как будто обеспечивали безопасность, но в то же время были страшно неудобными при подъеме по ним, так как их толщина не позволяла вщелкнуть в них самостраховку, а руки в толстых перчатках просто не могли их удержать и проскальзывали. Меня выручила правая варежка, которая осталась у одного из ребят, когда он восходил на Монблан (вторую во время восхождения у него унесло): он ее выбрасывал, а я, увидев это, решил ее забрать себе, чтобы использовать на дюльферах, с целью не портить свои перчатки, а еще левая кожаная перчатка, которую я нашел в хижине Солвей. Благодаря им мои руки оказались в тепле и сухости, а толщина этих находок позволяла комфортно работать с канатами и подниматься по ним. В нескольких местах приходилось подниматься на канатах по отвесным вертикальным участкам. Назвать этот провешенный канатами участок легким нельзя. Наверное, метров за 100 до вершины канаты закончились и дальше пришлось подниматься по фирну в три такта, вырубая кошками себе ступени в фирне.
Вершину Маттерхорна с Швейцарской стороны символизирует статуя Святого Бернарда, хотя она стоит несколько ниже самой вершины.



Добравшись до статуи и сделав с ней совместную фотографию, я вышел на вершину Маттерхорна, которая представляет собой хребет со снежным ножом, который вел к итальянской вершине Маттерхорна, обозначенной металлическим крестом.

















Я прошвырнулся на итальянскую сторону вершины и вернулся обратно на швейцарскую.











Итого от Солвея подъем на вершину занял 4 часа. Учитывая, что предстоял долгий спуск, я решил на вершине не задерживаться и в начале четвертого пошел на спуск.






До верхнего каната я дошел в три такта по своим же ступеням, которые я выбил при подъеме. А вот от верхней точки прикрепления канатов начал дюльферять на двух кусках веревки (каждый по 30 метров), связанных между собой прямым узлом (на одном из алпвыездов в свое время наш инструктор рассказывал, что такой узел при продергивании веревки оптимален, так как не застряет на рельефе), используя штыри и кольца в качестве точки страховки для закрепления веревки, а ниже по склону - петли.


Я не спешил и пытался сделать все правильно, так как знал, что согласно прогнозу погоды сегодня и завтра должна была быть хорошая погода, поэтому моей целью на сегодня было дойти до Солвея и там заночевать. Для организации дюльфера я продевал один конец веревки в кольцо или накидывал на штырь, потом продевал каждый конец веревки в соответствующий паз стакана Black Diamond  ATC-guide (благодаря этому веревки не перекручивались), помечал оттяжкой тот конец веревки, который нужно было продергивать, пристраховывал себя к обеим веревкам прусиком, и только после этого дюльферял на 20-30 метров. Затем продергивал веревку и повторял все заново. Единственным неудобством был ветер, который при бросании веревки вниз по склону постоянно ее запутывал, а при спуске дюльфером уносил свободные концы в сторону. За весь мой спуск до Солвея веревка лишь один раз при продергивании застряла в щели узлом, который соединял два ее отрезка, так что пришлось подниматься, чтобы освободить узел. В остальном же спуск шел гладко - ориентироваться по маршруту можно было благодаря следам, проложенными мной при подъеме.



В хижину Солвей я пришел уже в темноте в 22:00.





При этом хижину не видно до того момента, пока ты в нее не упрешься, так как она расположена за скальным выступом.
Итого в сравнении с подъемом спуск с вершины до хижины Солвей у меня занял 7 часов из-за организации дюльферов (порой я думаю, что будь я в связке, то восхождение и спуск по времени заняли бы гораздо больше). Только придя в Солвей я позволил себе снять кошки (зубья кошек были сточены до такой степени, что представляли из себя закругленности).
В Солвее заставив себя немного поесть, я одел пуховку, залез на верхние нары лежанки и, укрывшись одеялами, которые там были, лег спать. Было холодно. Из-за холода среди ночи я в полудреме даже хотел позвать Рому, с которым я накануне сходил Дюфур и Монблан, и попросить его: первый раз, чтобы он мне подал мои перчатки, так как без них руки в карманах пуховки все-равно мерзли, а второй раз, хотел попросить, чтобы он мне снизу подал второе одеяло, но потом понимал, что в хижине я один одинешенек, а все мои бредовые мысли из-за усталости.

На следующий день я встал уже когда взошло солнце - было часов 7 утра.



Сверху я увидел, как внизу со стороны хижины Хернли поднимаются люди. Где-то через час первые из них пришли в хижину Солвей. Это были первые люди после встреченных вчера мной швейцарцев. Попив чаю, собравшись и одев кошки, я начал спуск, продолжая использовать дюльфер.









Для определения правильного направления спуска я высматривал людей, которые поднимались снизу. Благодаря им я понимал куда мне идти, чтобы придерживаться классического подъема и спуска на Маттерхорн.



Поднимающиеся в основном шли без кошек, и я обратил внимание, что сегодня уже не было вчерашнего натечного льда и было гораздо теплее по сравнению со вчерашним днем, поэтому тоже снял кошки там, где пошли скальные участки.


Где-то на высоте 3500 м меня догнал гид с клиентом (они дошли до Солвея и решили спускаться).





Гид вел впереди идущего клиента на коротком поводке, используя веревку, которая была ввязана в клиента.



Не долго думая, я решил пропустить эту парочку вперед и следовать за ними - гид то точно знает правильный путь спуска. И это была благоразумная идея (так как даже гид в одном месте заблудился, но вскоре нашел правильный путь), потому что даже когда пройдя метров 50 ты оборачиваешься назад, то порой трудно понять откуда ты спустился: все представляет из себя сплошное нагромождение камней, и лишь по отдельным приметам можно понять правильность маршрута.



















Так я дошел с гидом до хижины Хернли, а там уже по известной тропе пошел на спуск в Цермат.



В этот день было такое ощущение, что мир перевернулся - к Хернли поднималась куча трекеров от млада до стара, а сама хижина Хернли была переполнена праздно шатающимися людьми чуть ли не в футболках и шортах.







На их фоне я в своих штурмовой куртке и штанах-самосбросах, с каской на голове, бухтой веревки и ледорубом смотрелся, как не от мира сего, но мне было все-равно, так как главного я достиг - благополучно взошел на заветную вершину, реализовав мечту, и к тому же совершив в преддверии Международного дня альпинизма свое первое соловосхождение.



Красной ниткой обозначен путь моего подъема , зеленой - путь спуска (спуск шел по маршруту Хернли - по северо-восточному гребню)


P.S. Как оказалось немного позднее, приключения в тот день на этом не закончились. При возвращении из Цермата в Женеву, я умудрился в Виспе на пересадке перепутать поезд и "зайцем" уехал в Спиш, откуда таким же "зайцем" вернулся в Висп. В Женеву я приехал фактически без денег: на карточке у меня окончательно закончились деньги (фактически моя поездка в Цермат и обратно произошла только благодаря наличию кредита по моей зарплатной карте, который был потрачен на покупку билетов на поезд Женева - Цермат - Женева, который обошелся мне в 5200 грн.), так что на билет на автобус из Женевы в Анси не было денег, а имеющиеся доллары, я не мог нигде обменять, так как было воскресенье, и ни один банк в Женеве не работал. К тому же автобус, на который мне нужно было еще постараться успеть, был последним в тот день. Я даже рассматривал вариант, что мне придется ночевать в Женеве возле озера (в этом был один единственный позитивный вариант - можно было бы помыться в том же озере).  К тому же я точно не знал откуда отправляется последний автобус в Анси, и пришлось идти вдоль предполагаемого мной пути следования этого автобуса, который меня обогнал через 5 километров пройденного мной пути, и за которым я бежал до остановки с рюкзаком добрых 400 метров. Ну и главное, то что водитель отказался наотрез взять оплату за проезд в долларах и требовал либо евро, либо франки, и мне пришлось обращаться к пассажирам автобуса с просьбой купить мне билет до Анси (стоимостью приблизительно 10-14 евро), за что я в качестве компенсации готов был отдать 20 долларов. В качестве доводов я приводил то, что мне обязательно нужно попасть сегодня в Анси.  Но в итоге сложилось так, как сложилось: в автобусе нашелся мужчина, который смеясь вошел в мое положение и купил мне билет, которому я в качестве компенсации отдал 20 долларов с выражением огромной благодарности. В Анси я приехал поздно вечером 7 августа уставший, но довольный, реализовав намеченное.
Tags: Альпы, Европа, Маттерхорн
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments