Sjozya (sjozya) wrote,
Sjozya
sjozya

Categories:

Восхождение на восьмитысячник Гашербрум II (Красивая и Скрытая гора) часть 8

(отчет о восхождении на Гашербрум II)

Продолжение. Начало смотри здесь

18.07.2017
Спалось сегодня плохо. Возможно все связано с ожиданием раннего выхода.
Подъем в 1:30. Приготовление завтрака, сборы, и в 3 часа ночи мы вышли из базового лагеря.


Скорее всего, это был наиболее комфортный переход в первый высотный лагерь. Все скованно настом – идешь и не проваливаешься.


Со склонов Гашербрум I часов в 5 утра произошел обвал, и лавина в виде снежно-пылевого облака докатила аж до ледника, о чем свидетельствовал вид трех немецких альпинистов, которые спускались нам на встречу после своего акклиматизационного выхода в первый высотный лагерь. Выйди мы на час раньше, нас бы, как и немцев, припорошило бы (нечто схожее я вместе с Андреем испытал в 2015 году под Пиком Победы, когда нас накрыло снежно-пылевым облаком после обвала какого-то карниза со склонов Пика Победы – то облако осело на нас и по консистенции напоминало масло, которое облепило нас с ног до головы, сумев понабивать снег во все щели).


Солнце нас застало, когда мы уже подходили к ледовому плато (т.е. в часе ходьбы до первого высотного лагеря). Но оно почти постоянно скрывалось за перистыми облаками.




Пока мы шли, два величественных восьмитысячных красавца с потрясающими флагами на их вершинах сопровождали нас.








Придя в первый высотный лагерь за 4,5 часа (т.е. в 7:30 утра мы уже были в первом высотном лагере), мы устроили себе нечто подобное пляжу, так как в это время солнце дало знать о себе в полную силу, и попутно - фотосессию в неглиже.




На повестке дня остро стал вопрос – а может попробовать после Гашербрум II сразу сходить и Гашербрум I, не спускаясь в базовый лагерь. Этот вопрос решили отложить – сначала нужно сходить Гашербрум II.




Немного перекусив и попив чай, мы завалились спать в палатку, которая за все это время просто вросла в снег. Видимо на нас сказывался ранний подъем, да и делать то было больше, скорее всего, нечего, тем более, что завтра у нас тоже ранний подъем.


19.07.2017
Спалось сегодня только полночи, потом начало мешать то, что пол в палатке неровный, и ты скатываешься к центру. К тому же снова начало немного донимать сердце – видимо опять где-то зажало спину. Парадоксально, но заметил, что на высоте нормально могу спать только, лежа на спине.
Сегодня попытались встать в 2:30. На улице судя по всему был мороз, и никак не хотелось вылазить из теплых спальников. Но к 3 часам мы себя пересилили и все-таки заставили себя вылезти из спальников и одеться.
Из первого высотного лагеря мы вышли в 4:30.
Судя по всему, солнце сегодня не ожидалось, и у нас должен был быть комфортный переход во второй высотный лагерь. У меня переход занял 3,5 часа.


Так как наши палатки стояли в первом и третьем лагерях, во втором лагере мы по предварительной договоренности с Мухаммедом воспользовались его второй палаткой: однослойная Salewa, которую мы и установили.
Идет снег, и небо затянуто низкой облачностью. Не верится, исходя из наблюдаемого за бортом палатки, что завтра по прогнозу должна быть хорошая погода.


20.07.2017
Просыпались мы сегодня ночью несколько раз. Первый раз по будильнику в 2:30, но учитывая, что за палаткой шумел ветер и шел снег, подъем перенесли на час позже. В 3:30 мы проснулись, чтобы счистить с внутренней поверхности палатки конденсат, который покрывал ее слоем льда. Погода в это время не улучшилась, поэтому наш выход в 4 часа утра мы благополучно отложили. Следующая наша побудка была около 6 часов утра. Судя по всему, никто так и не вышел в сторону третьего высотного лагеря.


Но погода стала проясняться: сначала открылся наш путь к третьему высотному лагерю, а затем и окружающие горы появились из облаков. Учитывая то, что всю ночь шел снег, нам предстояло тропить, а появившееся солнце обещало нам, что будет жарко.
Вышел я из второго высотного лагеря в 7:30.


Полдороги первым шел и соответственно тропил болгарин Боен, потом ему в помощь подключился я и Андрей.










Путь из второго высотного в третий лагерь занял 4 часа.
Учитывая непостоянность погоды и сообщение Мухаммеда, что завтра после 12 часов она испортится, решили на штурм выходить сегодня часов в 22-23 часа ночи, а пока нужно попытаться пару часов поспать, что крайне трудно, так как пока светит солнце в палатке жарко, а как только оно прячется за облака – сразу становиться холодно.


После получасового полудрема мы стали потихоньку готовиться к выходу, который окончательно наметили на 22 часа ночи.
Вышли мы в указанное время первыми.


До высоты 7400 м, где иногда организуют четвертый высотный лагерь, я шел первым. Порой приходилось тропить, так как на кануне выпал снег. До 7400 м мы дошли за 3 часа, что на 1 час меньше в сравнении с предыдущим разом (11 июля).

21.07.2017
Часов до 3 ночи я продолжал идти первым, потом Андрей попытался меня сменить. Но видя, как его шатает, когда он пошел впереди меня, я понял, что он засыпает на ходу. На мой вопрос – уверен ли он, что готов продолжить восхождение, он ответил, что да, но ему нужно самую малость вздремнуть.
Я пошел вперед, продолжая тропить первым, а Андрей, буквально посидев минут пять, продолжил двигаться за мной.
Уже на рассвете мы достигли того места, до которого поднялись в прошлый раз, здесь путь на вершину заворачивал влево за угол, где должен был располагаться снежный склон, ведущий на саму вершину Гашербрум II.  Здесь меня с Андреем (Маша отстала и шла со второй волной горовосходителей) встретил сильный ветер и туман, так что мы стали искать место, чтобы укрыться от ветра и дождаться улучшения погоды, но наши попытки найти такое место не увенчалось успехом. Поэтому немного потупив на месте, мы решили потихоньку двигаться вверх, надеясь на улучшение погоды. Именно сильный ветер отпугнул часть горовосходителей от попытки штурма вершины.




И мы не ошиблись – по крайней мере, стало немного проясняться, и время от времени видимость улучшалась. На этой части склона лидировал Андрей, у которого, судя по всему, открылось второе дыхание. Мы просто ползли по снежному склону вверх, все набирая высоту. Потом в какой-то момент появилось солнце, хотя все, что было ниже нас, часто затягивало белой мглой.






Чем выше мы поднимались, тем чаще возникал вопрос, а где собственно сама вершина Гашербрум II. Решили подняться к снежному гребню, который виднелся впереди вверху, а там уже определиться с вершиной: влево или вправо идти.


Поднявшись к гребню, который оказался снежным надувом, мы поняли, что более высокая точка находится слева (и мы не ошиблись).


Но идти по гребню было невозможно из-за его узости (снежный нож) и сильного ветра, дувшего с противоположной по отношению к нам стороны гребня. Поэтому было решено провесить перила чуть пониже гребня к видневшемуся в стороне сераку. И тут меня посетило дежавю - я якобы вспомнил, что все это уже мне знакомо: как провешивали веревку, сам серак, к которому мы двигались, и тот факт, что возле него мы найдем веревку, которая уходила по диагонали вниз от серака, о пути на серак и т.д. Все эти воспоминания якобы имели ранее свое место. Чувство дежавю посещало меня в горах и раньше и всегда было связано с большой усталостью.
Дойдя до серака, вперед первым пошел Андрей.




Вершиной оказался снежный холм, расположенный за сераком. На вершину, которая возвышается на 8035 м, мы с Андреем в этот день поднялись первыми и были там в 11:20.




Продолжительность нашего пребывания на вершине составила около одного часа. За это время на вершину еще поднялись итальянец Джампо, испанец Валерио и иранец Али Резо. Мы провели фотосессию и полюбовались окружающим, хотя все вокруг, что было ниже вершины, было затянуто облаками: рядом выступала из облаков вершина Гашербрум I, а вдалеке возвышалась вершина пирамиды К2, перед которой в облаках терялись вершины Броуд Пика.


Хотя, когда мы были на вершине, мы с Андреем совершенно забыли о существовании К2 и Броуд Пика, это уже когда мы спустились, на вопрос - видели ли мы К2 и Броуд Пик, мы осознали, что эти вершины присутствовали на горизонте.


В 12:20 мы начали спуск.




На спуске приблизительно на высоте 7950 м мы встретили Машу, которая чуть раньше по рации сообщила нам, что сил у нее почти нет, но одна она назад возвращаться не хочет, поэтому хочет дождаться нас, но судя по всему тяга к вершине продолжала ее толкать вверх, находя в себе резервы. При встрече с Машей она сказала, что хочет дойти до вершины и попросила ее подождать. Учитывая, что до вершины от места нашей встречи было еще часа 2 пути (по-местному уже было 13 часов), а точкой начала возврата считалось 14:00, к тому же погода начинала портиться, Андрей предложил Маше реально оценить свои силы на свою возможность подняться на вершину. Маша, которую терзали сомнения, связанные с желанием подняться на вершину с возможностью благополучного спуска, после десятиминутного колебания приняла волевое решение спускаться (как показало дальнейшее – это было правильное решение, так как спуск занял много времени и отнял много сил).


На спуске с вершины в районе 15 часов дня мы встретили Мухаммеда, который шел на вершину (на следующий день мы узнали от него, что он якобы тоже поднялся на вершину, хотя есть предположение, что он дошел только до снежного ножа, но на сам пяточек вершины над сераком из-за сильного ветра решил не выходить). Больше в этот день никто на вершину не поднимался.
Спуск в третий высотный лагерь у нас вышел затяжным и утомительным.
Где-то на высоте 7850-7800 Маша поскользнулась на склоне и кубарем полетела по склону вниз время от времени делая кульбиты через голову. Зарубиться ледорубом у нее на склоне не получалось. Судя по всему, пока она котилась по склону, ее пытался остановить Али Резо, о чем свидетельствовал огромный синяк на ее ноге то ли от ледоруба, то ли от треккинговой палки, но окончательно ее остановили выполаживание склона и прыгнувший на нее Андрей, возле которого она пролетала. Благо все обошлось, и Маша отделалась лишь легким испугом.
Дальнейший спуск прошел без происшествий.
На спуске меня начало донимать сердце, при чем я впервые за все время решил принять валидол (как оказалось у Маши и Андрея были схожие проблемы с сердцем – видно сказывались чрезмерные нагрузки и высота).
До 7400 м мы шли плюс-минус вместе (с нами еще шел чех Иво, который до вершины не дошел), а потом на веревках, которые можно было использовать как дюльферные, Маша отстала. Мы с Андреем вернулись в третий высотный лагерь в районе 18 часов вечера, таким образом сам штурм вершины и возвращение в третий высотный лагерь заняли у нас 20 часов. Здесь мы залезли в палатку и стали дожидаться Машу. В 21:30 (до этого момента мы у спускающихся узнавали, что Маша, вроде, спускается), начав серьезно волноваться за судьбу Маши, мы с Андреем, одевшись и обувшись, пошли вверх на встречу Маше, которую встретили чуть выше третьего высотного лагеря в компании с Али Резо – они медленно спускались уже в темноте, используя один фонарик на двоих (оказалось Машин фонарик безнадежно сел).
Добравшись обратно до третьего высотного лагеря и попив чая с лимоном и шипучих витаминов (есть совершенно не хотелось), мы легли спать.

22.07.2017
 Сегодня мы долго просыпались. В организме чувствовалась вчерашняя усталость и очень часто появлялась отдышка (даже вроде без повода появлялось желание сделать очень быстро около 5 быстрых вдохов). Нам нужно было по плану спуститься в первый высотный лагерь полностью ликвидировав и спустив вниз свой третий высотный лагерь.
Собраться окончательно и собрать себя мы смогли лишь к 9:30.


При спуске почти до второго высотного лагеря погода была отличная (это длилось приблизительно до 12-13 часов дня, что, как оказалось, позволило французу Гиему, бразильцу Маркусу и болгарину Боену в этот день подняться на вершину).




Потом погода испортилась, и все затянуло облаками и у нас ближе к первому лагерю даже пошел снег. Спуск у нас получился долгий: со временем отдыха во втором высотном лагере (6400 м) и под сераком (6150 м) он занял 7,5 часов.




В первый высотный лагерь мы пришли в 17 часов вечера.
В первом высотном лагере уже были испанка Мария, которая раньше нас вышла на спуск из третьего высотного лагеря, француз Гием и бразилец Маркус, которые нас обогнали во втором высотном лагере.
В третьем высотном лагере судя по всему еще оставались итальянец Валерио, болгарин Боен и три поляка, в том числе и Яцик. Мы еще утром часов в 9 утра видели как поляки возвращались в третий высотный лагерь, так что до вершины они не дошли (судя по всему для Яцика эта стандартная практика: ходить в горы, но не подниматься на вершины. Оба иранца: Мухаммед и Али Резо поздно вечером тоже спустились в первый высотный лагерь. Во втором высотном лагере остались ночевать чех Иво и полячка Магда. Итальянец Джампо судя по всему ушел вниз в сторону базового лагеря раньше.


23.07.2017
Сегодня мы вышли в 5 утра в сторону базового лагеря, чтобы по насту проскочить трещины и избежать раскисшего снега. К нам в связку накануне вечером напросилась испанка Мария.


Переход из первого высотного лагеря в базовый занял 6 часов. Где-то на первой трети пути нас обогнала связка Гиема и Маркуса, что значительно облегчило наше передвижение, так как они набили нам тропу в снегу.


Хочу отметить, что за наш последний переход по леднику и ледопаду, они довольно сильно изменились под воздействием солнца.


В первом высотном лагере осталась наша палатка, так как, в отличие от меня с Машей, Андрей решил попытать свое счастье еще на Гашербрум I.
Мы несколько протормозили с оплатой обоих пермитов: за право восхождения на Гашербрум II и Гашербрум I. Можно было бы попробовать оставить что-то на подобии депозита на пермит на Гашербрум I у Али, чтобы он оплатил этот пермит, если бы у нас дело действительно дошло до восхождения на него. Так бы каждый из нас мог сохранить около 900 долларов. И кстати, судя по обстановке, можно было попытаться сходить Гашербрум I и вообще не платить за пермит. О факте такого восхождения вообще трудно узнать, если тебя кто-то из таких же горовосходителей не сдаст представителям власти, например, офицеру связи.
У меня подходил к концу отпуск, и я хотел успеть на самолет, поэтому при всем желании взойти еще и на Гашербрум I, не мог себе это позволить. Андрей же надеялся найти себе среди остающихся горовосходителей компанию для восхождения. До этого момента на Гашербрум I в этом сезоне еще никто не взошел, хотя и пытались.
В базовом лагере большинство было обеспокоено судьбой испанца Валерио, который, судя по всему, все еще находился в третьем высотном лагере. Его палатка продолжала стоять в третьем высотном лагере с момента его успешного восхождения на вершину, что подтверждал его соотечественник, который смог ее рассмотреть при помощи здоровенного телевика фотоаппарата.


А учитывая тот факт, что со слов свидетелей, которые 21 июля присутствовали тоже в третьем высотном лагере, Валерио вел себя после восхождения не совсем адекватно, то предполагалось самое худшее. Испанцы даже планировали выход в третий высотный лагерь, который был намечен на 24 июля, для выяснения судьбы Валерио. Еще не известно где был болгарин Боен: по предварительным данным он после восхождения 22 июля остался в третьем лагере, а потом спустился в первый высотный лагерь, откуда вроде пошел в базовый. Но 23 июля в базовом он так еще не появился. Учитывая опыт Бояна в альпинизме большинство не сомневалось, что он просто повернул назад и остался на ночевку в первом высотном лагере.
Сегодня, после того, как мы вернулись в лагерь, оказалось, что заказанные нами с Машей портеры на 24 июля уже здесь, и что они идут через Конкордию в Асколе, а не как мы хотели, чтобы они шли с нами через перевал Гондогора, и что дорога в Асколе у них занимает 3-4 дня вместо 2-3, которые будут потрачены в случае движения через указанный перевал. В общем для нас это был неприятный сюрприз, о котором нас Али заблаговременно не предупредил.


Собрав наши баулы, мы их отдали портерам, посчитав, что до 27 июля они должны попасть в Скарду, даже учитывая то, что они отправятся по маршруту через Асколе, а сами решили с Машей выходить завтра и идти через перевал Гондогора. Свой выход наметили на завтрашнее утро.
Еще у нас сегодня вечер вечеринок: сначала на торт в честь восхождения нас пригласил Гием (кстати торт оказался довольно вкусным – готовили местные).


А потом мы ответили на приглашение испанцев прийти к ним на ужин.


В общем, с непривычки мы наелись до отвала так, что на обратной дороге (лагерь испанцев от нашего располагался в километре) еле переставляли ноги.
Возвращались от испанцев мы уже в потемках, и тут с нами приключилась история: учитывая то, что мы пытались пройти кратчайшим путем, в одном месте мы спустились к леднику, а потом решили вернуться на морену, и получилось так, что, обходя очередной каменистый холм, мы сами того не ведая развернулись на 180 градусов и пошли обратно к испанцам. По дороге мы встретили пакистанцев, которые обслуживают базовые лагеря, и на их вопрос: куда мы идем, сказали, что в такой-то базовый лагерь, на что они заметили, что нам в другую сторону, но мы им не поверили и продолжили наш путь. Маша тоже обратила внимание, что нам необходимо в другую сторону, но мы с Андреем ее задавили авторитетом, намекнув на топографический кретинизм. И тут вдруг перед нами вырастают палатки испанского базового лагеря, и мы понимаем свою ошибку. Теперь нам снова пришлось заново начинать свой путь к своему базовому лагерю.

Окончание следует...
Tags: Балторо, Гашербрум, Каракорум, Пакистан
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments